Про термы римлян

Лоуренс Альма-Тандема. Любимое занятие. 1909

Наконец-то побывала в самых настоящих городских римских термах. Невероятные ощущения! И было, конечно, очень странно. Русский человек любит крайности — из парилки где за сто, сразу в снег или водной холодной обливаться. Нет! Римская баня строится на совершенно ином принципе – на принципе медленного перехода из одной температуры в другую. Поступательно, из комнаты отдыха (Apodyteria), где ты должен провести на шезлонге, хотя бы пару минут, ты отправляешься в помещение где температура несколько выше (Caldarium). А именно + 36. И влажность. Здесь кругом обширные мраморные скамьи, одну из которых ты должен себе облюбовать, и по стене идут краны, под которыми стоят цинковые ведерки, а в них плавают медные плошки – мисочки. Ведра совсем небольшие и я даже порывалась из них обливаться, однако мне пояснили, что смысл именно в том, чтобы зачерпывать воды понемногу и пользоваться верным сплавом.

План Терм Каракаллы

Сначала, конечно, сидишь. Осматриваешься и привыкаешь к температуре. От влажности становится жарковато и ты зачерпываешь из ведерка по 200 грамм воды — поливаешь себя теплой водицей. Когда понимаешь, что начал потеть, тебе выносят в маленьких круглых тарелочках душистое черное оливковое мыло. Выглядит оно как подтаявший пластилин. И ты отщипываешь, мнешь его в руках, и медленно начинаешь втирать себе в тело вязкую и непривычную на ощупь массу. Она не мылится, не пузырится, просто к концу процедуры ты становишься скользким как дельфин.

Следующим номером в нашей программе: первый заход в помещение с повышенной температурой (Tepidarium) – там 45 градусов. И теперь уже 100 процентов влажности. Похоже на хамам, но мне кажется, что как-то по-другому переносится температура. В нем тоже нужно сидеть и можно иногда поливаться. Тут свой краник и своя плошечка. Сидишь, пока комфортно, а потом возвращаешься на свою скамеечку в Caldarium. И теперь уже лучше лежать. Как устроишься поудобнее — к тебе подходит служитель и медленно поливает тебя из плошечки, с высоты вытянутой руки. Самое приятное когда льют на волосы… И дальше ты уже просто лежишь. Моя многострадальная спина была просто счастлива! По сути, в общей сложности, ты больше часа проводишь лежа на теплом мраморе безо всяких подушек. Таких подходов лучше делать не больше трех. После того, как омылся и отдохнул после третьего, к тебе подходит служитель, предупреждает о том и зовет в другое помещение – Alipterium. Здесь чуть прохладнее чем Caldarium – градусов 30. И ты снова лежишь, пока тебя натирают мягким скрабом. Это занимает еще минут 15. Теперь уже в душ и вот потом в Frigidarium.

Лоуренс Альма-Тандема. Frigidarium. 1890

О! Это вот когда фильмы про римлян показывают и они в небольших бассейнах прохлаждаются. Там, действительно, после всех перечисленных процедур, в прохладной воде можно провести часы. Настолько правильное чередование температур – что здесь просто сказочно! И есть другие краники, которые пускают тебе воду на плечи. И есть ступенечки – ты можешь регулировать как глубоко твое тело находится в воде. Но… все хорошее когда-нибудь заканчивается. Теперь ты возврашаешься в Alipterium – нужно принять душ как следует, в смысле как обычно, и тебя зовут в Apodyteria. Здесь ты опять возлежишь, но теперь уже на деревянном шезлонге, закутанный в свежие полотенца и пьешь упоительный травяной настой с леденцами из меда и семян кунжута. И когда сил поприбавится – возвращаешься в свою реальную жизнь…

Лоуренс Альма-Тандема. Термы Каракалла. Деталь. 1899

Все это просто за гранью! Весь секрет именно в чередовании температур и поступательной ее смене. Я мерзля жуткая. Но там так мягко проходит смена внешней среды – туда-сюда гуляют каких-то 7-9 градусов – так что даже я могла по-настоящему получать наслаждение.

А теперь нужно себе попробовать это представить – весь Рим, каждый день, после обеда – около трех часов дня отправлялся в термы…

Вот это жизнь, вот это я понимаю!

После скромного обеда в полдень, который состоял из хлеба с луком, мелкой рыбешки или вовсе сухого инжира, и последующего затем полуденного отдыха, а именно: в половине третьего, горожане отправлялись в термы, где проводили время до ужина (точнее, тут это называлось обедом). И к восьми все собирались за столом семьей. Это было ежедневное небольшое празднество, на которое непременно приглашались близкие и кто-нибудь из друзей. Длилась такая трапеза обычно несколько часов и чаще всего сопровождалась чтением вслух и дружеской беседой. У тех, кто побогаче еще и музыкой. И за тысячелетия уклад здесь мало изменился: в Италии невозможно решить никакое дело после обеда — вся активность укладывается здесь в утренние часы с восьми до двенадцати, или, как говорили древние, в лучшую часть дня.

 

Испокон веков здесь было принято вставать затемно. Интересно и то, что распорядок дня был всеобщим, гораздо более обязательным для каждого, он почти не предоставлял свободы, по сравнению с нашей повседневностью. Так, памятуя о привычках римлян, Аларих счел полуденный отдых лучшим временем для нападения и действительно — застал Рим врасплох…

Из книги «Моя Италия»