inga ilm

о Москве и не только

inga ilm
Инга Ильм. Фото: Сергей Мелихов

МОСКВИЧИ О МОСКВЕ: ИНГА, ИСТОРИК ИСКУССТВА, 40 ЛЕТ

Я живу в Москве с тех пор, как мне исполнилось 17 лет. С 1989 года. И не могу сказать, что сразу ее полюбила. Я родилась в Ленинграде, оттого у меня были сформированы некие критерии по отношению к городу. Если даже не размышлять о подходах к градостроительству. Нужно учесть, что я еще застала удивительных петербуржских старушек, которые в каком-нибудь “Гастрите” пили кофе. Они носили митенки и разговаривали между собой по-французски. А вокруг бурлила культурная жизнь — открылся рок-клуб, гремела Пушкинская, 10.  Но… я поступила в институт в Москве. В Москве должна была жить и учиться. Каждые летние каникулы, я пыталась перевестись в профильный ВУЗ в своем родном городе и даже успешно. Но родители были против. Жить надо в столице и учиться в лучшем институте, раз уж я прошла конкурс. И я жила сначала на Ленинском, потом на Тверской, потом прямо около парка «Царицыно». Там, кстати, так громко кричали ночами лягушки на прудах, так что спать было невозможно.

Но где же я только не жила? Иногда я переезжала по три раза в неделю. Я никак не могла найти себе тут места. И всю свою стипендию, и то, что давала мне работа, я тратила на железнодорожные билеты до Питера. Тогда купе по студенческому в “Красной стреле” стоило три рубля. Но вот в какой-то момент соседкой мне стала томная и пышная художница из Алма-Аты, которая сказала: «Ты скоро привыкнешь к Москве. Все реже и реже начнешь бывать в своем городе. На третьем курсе на летних каникулах быть может даже не поедешь домой… Водоворотом затянет!». Так оно и случилось. Сейчас я бываю в Петербурге редко. И все же каждая наша встреча с ним, как подарок.

А Москва мне была знакома давно — по заставке прогноза погоды. Тогда ведь вся страна непременно слушала прогноз для столицы, который шел на фоне горделивых видов Кремля и под приятную музыку. А еще я собирала календарики и у меня было несколько козырных – объемных. С видами Москвы. И я бывала в ней в детстве несколько раз. И даже однажды прожила месяц. Первое и грандиозное впечатление на меня произвела прогулка по ВДНХ. И еще мороженое «Бородино» в Москве было. Очень вкусное. В разных городах тогда бывала, а такого вкусного нигде не ела. И еще она очень красивая летом. Лето стараюсь всегда проводить в Москве и ходить только пешком. Вчера вот возвращалась из Университета по набережной домой. Два часа ходьбы. Очень хорошо! В выходные машин мало и в центре хорошо гулять. Парк на Воробьевых очень симпатичный. Тут и велосипедные дорожки – то есть велики и скейтеры пешеходов не беспокоят, и с Москва-реки легкий бриз. Кораблики с музыкой проплывают. Скамеечки. Вид. А на Пушкинской набережной танцуют.

А ещё можно наматывать километраж по бульварному кольцу. Кстати, этот маршрут занимает гораздо меньше времени чем может показаться, но сулит немало приятных неожиданностей. Кафешки, афиши, вернисажи, старые знакомые, а еще бывают и хорошие выставки. Я люблю гулять по бульварам.

Можно ходить на Патриаршие пруды. В смысле неторопливо если, выбирая переулки посимпатичнее. Мне от дома туда идти минут сорок. На Арбате много чего еще прячется — совсем внутри Москвы. Старые купеческие домишки, сдержанный модерн,  конюшни, сталинская жилая архитектура, мастерские художников. Можно даже еще натолкнуться на старую усадебку. Заглядывать в окошки много лет и однажды обнаруживать, что хозяева покинули свое жилище. Чаще всего тогда особняк стоит неприкаянный какое-то время. Сад зарастает. А потом ставят вместо ограды железный высокий строительный забор и за ним уже ничего не разглядишь… Здесь еще остались скверы с детскими площадками в окружении столетних деревьев и на них со всей серьезностью строятся замки из песка, ссорятся за велики и качаются на качелях.

Еще мне нравится Девичье Поле. Оно так называлось, потому что здесь проходили ярмарки и городские гулянья. Ныне зовется Зубовский бульвар. В его тенистых аллеях прохладно даже в жару. По нему приятно от Садового пройтись до Новодевичьего монастыря. И можно в какой-то момент свернуть, по узким пустынным улочкам выйти к парку Мандельштама – в прошлом это парк усадьбы Трубецких. Кстати, там есть музей ретро-автомобилей. И белочки с орешками, а в пруду — утки.

А еще есть усадьбы. Архангельское — красивое место, но там теперь очень много людей. Кусково. Останкино – приятные. Но я подальше по Подмосковью катаюсь. Ищу старые усадьбы. Пусть они разрушены, остался парк, а сохранившийся парк это всегда не только встреча и диалог с природой, но беседы с его создателем. Каждый парк задумывался хозяином как модель вселенной. Это место предназначалось для раздумий, печалей, мечтаний, празднеств и шаловливой радости. Каждая прогулка предполагала определенную смену впечатлений. Приятно их получить из рук хозяина, через столетия.

И хорошо гулять по Александровскому парку, через Красную площадь. Можно и в Кремль пойти – постоять на ветру. Там на площади перед Успенским собором всегда сильный ветер. Или выйти в Китай-город. Китай-город – уникальное место. Там столько удивительного прячется. Есть уже очень хорошие книжки про город, можно взять такую и как с путеводителем  – по городу побродить туристом. Или даже экскурсию заказать. Ну или можно в Третьяковку по набережной, вдоль красной стены. Вид на реку, а потом еще один с Большого Кремлевского моста на Кремль. Лепота. Широта. Перспектива!

И мне нравится когда Москва не спешит. И по сути спешить ей некуда. Спешить вообще не стоит. Это значит подгонять время жизни к его неизбежному концу. Надо смаковать каждое мгновение. Остановиться, если видишь забавную сценку. Вежливо ответить прохожему, где находится улица, которую он ищет. И даже если не знаешь – прийти домой и узнать. Потому что ты тут неподалеку живешь или работаешь – а не знаешь. Странно это. Не правда ли?

А не нравится мне в Москве то, что этот город превращается в совершенно непригодное место для жизни. Я не знаю, что происходит в новых районах, но в центре жизнь существует островками жилого фонда. Это неправильно. Очень многих переселили из центра, снесли разумное и построили странные здания, квартиры которые не покупают, офисы, которые не сдают, торговые площади, которые пустуют по причине высокой аренды. Я много путешествую и вижу разные города. Какое-то время жила в Нью-Йорке. Нельзя сказать, что это город с великой историей. Но все равно — внутри города ничего не сносят. В старых домах общая площадь трехкомнатной квартиры может составлять сорок метров. Но и такой жилой дом не снесут. Люди с удовольствием будут жить там, чтобы только иметь возможность ходить на работу пешком. Пустующие доки и фабрики в центре там в первую очередь отдают под жилье. Немногие городские жители там автолюбители. От машины в любой столице больше проблем. Зачем машина в Риме? Или в Вене? Люди живут и работают в центре, то они диктуют среду, в которой хотят пребывать.  И такие города радуют при пешей прогулке. Куча кафешек, булочных, галерей, музеев, крошечных магазинов, баров со завсегдатаями и таких же кондитерских, пиццерий. Везде жизнь. Потому что никого не переселили за условную черту, которая в Москве пролегает по Садовому кольцу, а потом не предложили пользоваться ежедневно общественным транспортом или автомобилем для того чтобы добраться до работы. У человека не воруют время жизни.

Или вот Вашингтон – его центр заполнен служащими и только. Центр города не является жилым. И делать в центре, если вы, конечно, не пришли поглазеть на Белый дом из-за заграждений – нечего. Так что слугам народа передвигаться по городу можно свободно и без мигалок. Центр предназначен только для чиновников. Так никто никому не мешает.

Удобным для жизни я нахожу Париж. Он не только красив, но продуман для пешехода, как и Петербург.

Я очень люблю Москву такую, какой ее знаю. Летом вот, с этим вечным тополиным пухом, на который не стоит сердиться – стоит только надеть солнцезащитные очки, тогда он перестает беспокоить и можно просто радоваться его мягкой ласке на щеке. Я люблю ее грозы. Люблю когда она хмурится осенью. Люблю за пару дней красивого снегопада зимой. Ее капризную весну. И даже непролазную грязь и фиг знает что вместо реагентов – потому что обувь хорошую убивает на раз…. Все равно люблю. И никогда не забуду как однажды пошел снег в мае. Настоящий. Это было очень красиво. Чудо. И вообще здесь со мной случилось много разных чудес. Москва —  мой город, но мне сложно в ней сегодня.

Когда я была юная – я мечтала о новом мире. Я представляла себе будущее — размышляла о судьбах человечества. И конечно же, это я придумала видеотелефон и электричку до Питера. Правда я потом еще придумала срочное внедрение телепортации. Так вот, представляла я и то, как будет выглядеть мой город, город будущего – город в котором я стану жить когда вырасту. И скажу честно — он не похож на Москву. В моем городе все должны любить друг друга.

2012

отсюда

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.