про «Обрывки из реальностей»

Инга Ильм

Rideró: Как вы отбирали заметки в ЖЖ для издания? Был ли у вас какой-то замысел, в каком порядке они сложатся в книгу? Может ли быть в книге из дневника своя драматургия?
Инга Ильм: Я – начинающий автор. Моим первым опытом стало сотрудничество с крупным издательством, а уже после того я начала оглядываться по сторонам. И долго раздумывала, прежде чем решиться на самостоятельную публикацию. Читала отзывы, листала сайты и, наконец, подписалась на обновления от Rideró. Одно из писем рассылки ресурса меня заинтересовало: «Быть может, вы уже написали книгу и сами о том не знаете». Действительно! Я много лет веду дневник в «Живом Журнале». Я залезла в свои записи и обнаружила, что в течение нескольких лет можно было буквально видеть, как потихоньку незнакомый город очаровывает меня. Как берет меня в плен. День за днем итальянская культура становится мне ближе, понятнее. Мне показалось, что это может быть интересным и читателю. Как с момента «знакомства» и бытовой неустроенности, наблюдая за Римом, его жителями, его гостями, читая о нем и рассматривая его достопримечательности, я и сама становлюсь частью этой удивительной жизни. Я опустила большинство «технических постов» – оказалось, первое время я старательно записывала, как меняются сезоны, наблюдала за этим живым небом и парками – вела «дневник орнитолога», мне было интересно, когда прилетают, когда улетают какие-то птицы, а вот все остальное оставила нетронутым. Я вообще тяготею к жанру впечатленческой литературы. Я люблю читать дневники, мемуары и литературу о путешествиях. Внутри нее прячутся, на мой взгляд, настоящие драгоценности – например: умение обнаруживать прекрасное в самых простых вещах. И именно такой подход, не искажая картину мира, не приукрашивая реальность, дает возможность прислушиваться к мыслям и чувствам – обнаруживать человека. Другое дело, сейчас я это уже понимаю, не всегда для книжки хорошо длительное «вступление» – читатели знакомятся лишь с первыми страницами, и для продаж лучше было бы, чтобы книга захватывала с первых строк. Но изменять бы я ничего не стала – такова, как вы говорите, – драматургия. История берет начало от первых рассветов, встреченных мною на чужой земле, и приводит к глубокому пониманию и нежной привязанности к великому городу.
R.: Есть ли в этом сборнике какой-то особенно любимый / памятный момент из вашей жизни, можете о нем сказать пару слов?
И. И.: На фоне города разворачивались многие важные события моей жизни. Повзрослел и уехал дальше учиться мой сын. А значит, изменилась и я. Мне довелось пережить в Риме серию землетрясений, что очень повлияло на мое отношение к жизни. Параллельно с происходящим я очень много читала, и для меня бесценны и те книги, отрывки из которых я тоже перенесла на страницы из своего дневника. И главное – в процессе записей можно видеть, как потихоньку я обретаю новую для себя профессию. Все чаще и чаще я начинаю записывать свои впечатления о культурных ценностях и об итальянском искусстве. И, в конце концов, именно так я и получаю предложение от издательства написать книгу об Италии.
R.: Этот сборник, как вы сами написали в аннотации, «за кулисами бестселлера». Как появилась книга «Моя Италия»? Как она продается, планируются ли переиздания?
И. И.: Среди читателей ЖЖ, которые проявляли искренний интерес к моим заметкам, оказался и издатель. Ему нравилось, как я пишу, и в конце концов он спросил: «А не думали ли вы написать книгу?» Если честно, я очень удивилась. Я привыкла работать в научном жанре – я исследователь. На протяжении лет выступала на конференциях, публиковала статьи о русском искусстве начала XVIII века. Такая работа предусматривает крайне строгий подход, поэтому к записям в своем дневнике я относилась несерьезно. И потому долго раздумывала: а смогу ли, погруженная в научные проблемы, создать что-то занимательное для широкого круга читателей? Но ведь это была самая настоящая авантюра! И я бросилась в нее с головой. А когда с гордостью выслала свой первый вариант книги в АСТ, то была просто растерзана ответом. Вся рукопись была испещрена замечаниями! Почти на каждой странице красовалась запавшая мне в душу фраза: «Изъять искусствоведческую парадигму!» Это был полный провал. У меня опустились руки. Но контракт – есть контракт. Я вспомнила о том, откуда все началось, и, опираясь на те тексты, которые показались издателю симпатичными, начала все сначала. Взяла другую тональность. И книжка даже имела подзаголовок: «Монологи». Я просто представила себе, что рассказываю о том, что люблю – своим друзьям. А поскольку время поджимало, то и некоторые заметки из дневника пошли в ход. Теперь все встало на свои места – вот за это и спасибо ЖЖ! А сразу после выхода «Моя Италия» в течение месяца удерживала пятое место по продажам в своем жанре. Но нужно учесть – первыми в рейтинге Познер, Невзоров, Конюхов и другие ярчайшие публицисты и путешественники нашего времени. Вот сейчас выглянула посмотреть, как у нее дела – уверенно держится на 22 месте уже последние три месяца. И без всякого продвижения. Книгу заметили и в Италии! Я – лауреат премии «Бродский на Искье». При содействии Министерства культуры и туризма Италии я отмечена как автор, который способствует развитию отношений между странами. Но больше всего я боялась своих коллег – историков искусств, еще больше своих однокурсников. Работала я, опираясь, конечно же, в первую очередь на конспекты университетских лекций. И нет выше похвал, чем от тех, кто хорошо понимает, с чем именно ты сражаешься. Все как один требуют от меня продолжать – очень мало книг подобного рода, когда, опираясь на серьезные исследования, ты передаешь знания тем, кому они изначально и были предназначены. А вот будет ли переиздание – это пока вопрос. Решат осенью. Однако спустя шесть месяцев с момента выхода осталось ничтожное количество экземпляров, но ведь она теперь живет в цифровом формате. Сегодня, похоже, он диктует моды. Впрочем, тонкости издательского дела пока мне недоступны. Вот – изучаю вопрос.
R.: Вы много путешествовали. Почему вы начали писать именно об Италии? Есть ли планы написать о других странах?
И. И.: О! Теперь передо мной лежат горы и горы работы! Прямо сейчас я погружена в XII век, пишу о Сербии. И я бы хотела, чтобы новая книга называлась «Моя Сербия». Никакой оригинальности, согласна. Однако такое заглавие сразу настраивает читателя на определенный лад. Я не претендую на объективность. Я рассказываю только о том, что вижу я. Что привлекает меня, что радует. Я предлагаю свою картину мира. И ни в коем случае не касаюсь болезненных тем. Моя Сербия ограничена определенным историческим периодом и рамками искусства ушедшей от нас Византии. Наученная жестоким редактором крупнейшего издательства, я стараюсь преподносить сложнейшие вещи как можно занятнее и проще. Я очень хочу разделять то, что знаю. И стараюсь делать этот так, чтобы книжка была полезна не только путешественнику, но человеку любопытствующему, тому – кто пусть даже никогда не сможет увидеть это сам.
R.: После просмотра буктрейлера текст книги «звучит» в голове вашим голосом. Нет ли у вас идеи записать «Обрывки из реальностей. ПоТегуРим» в формате аудиокниги? Какой судьбы вы хотели бы для этой книги?И. И.: Я никогда не думала о таком формате. И, обращаясь к своей первой – актерской профессии, понимаю, что для захватывающей аудиокниги нужно изначально держать такую опцию в голове. «Обрывки из реальностей» – очень интимное. Мне кажется, это не может звучать. Впрочем, быть может, избранные главы. Но теперь я уже работаю именно с таким прицелом – пишу так, чтобы интересно было слушать. В конце концов, читать про себя мы начали сравнительно недавно по отношению к изобретению письменности. Изначально всякое чтение предусматривало произнесение текста вслух. А какой судьбы хотела бы для своих дневников… Всякий автор ждет, чтобы его прочитали. Однако в данном случае это такая – антикнига. Все, что есть в ней, уже прочитали, только потому она и появилась на свет. Конечно, в первую очередь передо мной стоит задача расширить аудиторию. А как это сделать, я пока не знаю, но надеюсь, что ваш ресурс в этом мне и поможет.